«Бить врага в его логове, в Сирии и в Ираке!»

Так получилось, что несколько раз на неделе ездил на такси и по старой привычке именно у таксистов узнаю о настроении народа. Первое, что заметил– страшная, поголовная ненависть к Собянину. Без мата о нем не говорит никто. Уничтожил киоски, где можно было в минуте от дома все купить, заставил за любой ерундой таскаться в большие магазины; никто не сомневается, что огреб за это огромные деньги. Но гораздо важнее, конечно, Сирия. Мнение единодушное: правильно, надо бомбить, чтобы эта сволочь до России не доползла. Об арабах не думает никто, полное равнодушие; себя защитить надо. Но войска не посылать ни за что, пусть самолеты уничтожают врага в его логове, наших потерь нет. Двойная выгода: и себя обезопасим, террористов истребим, и американцам нос утрем. 

Ведь населению внушили, передергивая историю, что это Америка на самом-то деле стоит за спиной ИГИЛ ( запрещенного в России). Все естественно: если год за годом оболванивать людей, промывать им мозги, чему угодно поверят. Впрочем, и без телевидения народ думал бы  именно так. Географии не знают ( помню, одна студентка, только что из школы, считала, что Украина граничит с Арменией, другая была уверена, что Албания находится на Ближнем Востоке). Людям в голову не приходит, что ни Турция, ни Иран ни за что на свете не пропустят ни одного исламиста из Сирии и Ирака через свою территорию. А некоторые, если им объяснить, кивают на Центральную Азию: оттуда, мол, зараза придет, если ее в Сирии не раздавить. Каким образом подвергаемые бомбежке в Сирии исламисты доберутся до Узбекистана через Иран и Афганистан– кто это сообразит? И когда скажешь, что там, в Афганистане, своей нечисти полно, упомянешь Аль-Каиду и Талибан и местный ИГИЛ и Хизб ут-Тахрир, и Партию исламского возрождения– зачешут в голове. 

А еще аргумент: наших сколько было завербовано, в Сирии воюют тысячи, вот и перебить всех, пока не вернулись нас взрывать. Хотя ясно, что уж такое государство, как наше, в состоянии при желании так закрыть границу, что самая мелкая исламистская мышь не проберется. « Уехал, гад–так знай, что не вернешься» – так должно быть поставлено дело у наших силовиков. А пока что многие, видимо, думают, что наша бомба найдет в  пустыне именно того отморозка, который из Дагестана или Чечни махнул в Сирию. Что нам показывают по телевидению? Смотрю вчера Lifenews. Журналистка показывает на огромной карте, где и кто воюет в Сирии. Сейчас такие карты публикуются во всех газетах в мире, глаз уже привык, но –стоп! –что-то не так. Преобладающая часть Сирии окрашена в цвет ИГИЛ, хотя фактически эти изуверы контролируют немногим больше трети территории страны. А на карте, если не считать курдов на севере, вся страна получается практически двухцветная: правительственная армия и ИГИЛ.

А где повстанцы, войска оппозиции? Их не разглядишь на карте, и когда журналистка говорит о начавшемся наступлении войск Асада в районах Хомса и Хамы, получается, что они атакуют игиловских исламистов, по которым российская авиация только что нанесла удар. А на всех мировых картах и во всех аналитических статьях отмечается, что в районе Хомса и Хамы не было боевиков ИГИЛ, там действует Свободная сирийская армия и другие повстанческие или же умеренно-исламистские силы, и под Дамаском и Алеппо воюют не столько боевики ИГИЛ, сколько бесчисленные отряды оппозиции всех мастей, и вообще в Сирии не одна война, а пять! Подчеркиваю: пять. Но СМИ говорят только о противостоянии ИГИЛ и правительственной армии. Это как если бы на карте гражданской войны в России 1919года показывали бы только цвета Красной армии и махновцев. «А Деникин где? –Какой Деникин, это Махно на Москву двигается».

Здесь видна общая линия: внушить людям, что против режима воюет только  ИГИЛ, а сирийский народ поддерживает своего законного президента. Оппозиция, повстанцы? –какие повстанцы, разве существует Свободная сирийская армия? А если она и есть, то, по мнению наших дипломатов, ее вполне можно подключить к антитеррористической кампании, даже создать общий фронт правительственного лагеря и умеренной оппозиции; глубокое заблуждение, ни один, даже самый « умеренный повстанец» из числа «здоровых сил» ни за что не согласится признать власть Асада. 

Далее: мы сталкиваемся с огромным двойным недоразумением. Во-первых, неужели трудно понять, что чем больший размах приобретет российская воздушная война в Сирии, тем большее бешенство и желание отомстить это будет вызывать у воинствующих исламистов не только на Ближнем Востоке, но по всему миру? Что говорят и будут говорить все громче и яростнее радикально настроенные мусульмане-сунниты? Вот что: «Почти сто лет тому назад был уничтожен халифат, вот наконец нашлись герои, возродили его, мусульмане встали с колен, и американцы не могут тут ничего поделать, а вот пришли русские и все уничтожают. Теперь понятно, кто злейший враг ислама. Россия, Иран, шииты по-тихому сотрудничают с американцами и сионистами „. А ведь из почти полутора миллиардов мусульман в мире примерно 80 % –это сунниты. Месть, возмездие— вот с чем мы можем столкнуться. Правда, Валентина Матвиенко полагает, что участие российской авиации в войне « не увеличивает уровень террористической угрозы для России“ ( Эхо Москвы, 6 октября). Непонятно, откуда такая уверенность. Ведь, например, если полиция раскрывает преступную банду, вожаков уничтожает, остальные теряют объекты, дававшие им существование–что дальше делать? Либо гнаться за ними и поймать всех до единого, либо ждать, что бандиты в отчаянии отомстят. А как поймать или убить всех террористов в Сирии? Надо ликвидировать все базы не только ИГИЛ, но и Джабхат ан-Нусра, и не только в Сирии, но и в соседнем Ираке– ведь война-то одна, противник один и тот же, „логово“ находится в обеих странах. Значит, надо готовиться воевать и в Ираке. 

Второе недоразумение: как сообщают телевизионные корреспонденты, боевики, получив по первое число от нашей авиации, в панике бегут из Сирии кто куда, одни в Европу ( непонятно, правда, каким маршрутом), другие в Ирак и Иорданию. Известно, что никогда так не врут, как во время войны, но даже если эта информация хоть частично верна, что это означает? Конечно, некоторые приехавшие из Европы юные искатели приключений могут спасаться бегством, но если говорить о настоящих джихадистах, то какая там может быть паника? Для них великое счастье– умереть за свою веру. В то же время боевики ИГИЛ–не такие идиоты, чтобы сидеть в пустыне без укрытия, когда на голову сыпятся бомбы. Они могут уйти в Ирак, но это не бегство, а  п е р е м е щ е н и е. Вспомним Талибан и Аль-Каиду , когда американцы после террористического акта 11 сентября 2001 г. вторглись в Афганистан; боевики ушли из Кабула и всех крупных городов, переместились на юг, в горы, к пакистанской границе, пересидели, переждали–и вернулись. Они переместились. В Ираке семь лет тому назад, когда нынешний ИГИЛ ( называвшийся тогда „Аль-Каида в Ираке“) был почти разбит, джихадисты ушли в Сирию, а в прошлом году снова переместились в Ирак. И опять все сводится к тому, что придется воевать в Ираке. А боевики ИГИЛ, объединившись в час опасности с родственной им идеологически– и вышедшей из той же бен-ладеновской колыбели– группировкой Джабхат ан— Нусра, будут ждать в Мосуле и других городах наступления сухопутных сил, чтобы встретить их и дать им мощный отпор. И вот вопрос: чьи это будут сухопутные силы? Поскольку окружающие с у н н и т с к и е арабские государства не рискуют бросать свои войска в войну на уничтожение против суннитов ИГИЛ, а сирийская армия будет зализывать раны в Дамаске, Алеппо и Ракке ( если удастся их взять после российских бомбежек), а курды дальше своей территории не пойдут, а иранские войска вряд ли будут тепло встречены в Ираке, где огромное число сирот и инвалидов осталось после ирано-иракской войны 1980-х годов –то остается что? Кантемировская дивизия, условно говоря, или как там сейчас называются войска после реформ. Это если целью действительно является уничтожение исламистского террористического чудовища. А если нет, то все будет логично: режим Асада, спасенный Путиным, сидит на своем куске разделенной Сирии, а ИГИЛ возвращается из Ирака, и все начинается сначала. Задний ход не дашь, снова бомбить надо. Опять кровавое колесо, сказка про белого бычка. Жуткая сказка.

Георгий Мирский

Источник: echo.msk.ru

Добавить комментарий